February 19th, 2008

классическая красота

Ну вот разве так бывает?

Оказывается, Егор Летов жил всего в трёх сотнях метров от моего родного дома. И КАЖДОЕ лето своей жизни, даже приезжая из Америки, я гуляла, ходила на базар, играла в бадминтон под его окнами - с детьми, друзьями, старенькой мамой...Район в общем-то жуткий, экологически совершенно непригодный для жизни: раз-два в неделю завод технического углерода выпускает там свои ядовитые пары, люди задыхаются, пишут жалобы...Всё, чего они добились: подтверждения экологов, что ПДК превышает там допустимый уровень в 200 раз. Постороенный на месте бывшей взлётной полосы, Космический проспект утыкается одним боком в кладбище. Другим - теряется в порушенной леосополосе. Точка. Это КРАЙ города. А ответвления - бестолково разбросанные хрущёвки-пятиэтажки - так или иначе примыкают к этой главной магистрали. Одна из таких веток - улица имени героя ВОВ Петра Осминина. Вот на ней-то и прошло наше с Летовым детство. Обалдеть! Не удивлюсь теперь, если узнаю, что и в школе-то мы учились одной. Помимо нескольких школ, бессчётного числа МАГАЗИНОВ, магазинчиков, ларьков на каждой остановке и кинотеатра "Космос" в Чкаловском посёлке (тема процветавшей некогда в СССР авиации катит!) ничего больше нет.
Но вот что там есть - свой микроклимат. Коренные жители Чкаловского посёлка отличаются от остальных омичей какой-то особой сплочённостью. Мою маму ни за какие коврижки не вытащить из её старой квартиры - где все соседи дружат по 30 лет...После развала авиационной промышленности там продолжают жить семьи бывших авиастроителей, медики, учителя, "понаехали" и гастарбайтеры из разных концов страны, потому как жильё там одно из самых дешёвых в городе. Но вот чего не видела я нигде в других районах: такого трепетного отношения к бомжам, пьяницам и нищим. Их ЖАЛЕЮТ. Да разве и я не пожалела бы своего одноклассника-отличника Юрку К., который после семейной трагедии стал бродягой и спит сейчас где-то на вокзале? Эти убогие и потерявшиеся в новой жизни люди - их соседи, дети, внуки...Продолжая горе мыкать, они остались с ТОЙ страной, с ТЕМИ жизненными установками, порой в ущерб себе протягивая руку не власти - а её жертвам. На днях в моём старом подъезде заснул пьяный мужик - домофон сломался на счастье бедолаги, и он смог завалиться прямо на лестничной площадке. Его долго всем подъездом пытались привести в чувство, потом заботлитво укрыли половичком. Милицию вызвать и не подумали."С нашей милицией потом всем хлопот не обобраться". Мужик проспался и утром ушёл, оставив под чьей-то дверью вполне конкретные следы своего пребывания. Неблагодарного обругали последними словами, но, не сомневаюсь, со следующим поступят точно так же - пожалеют и обогреют...
Вот такие мы люди. Вот такой район. Подрастая, молодёжь бежит "со Чкаловского" посёлка (почему-то здесь говорят именно так - не "ИЗ", а "СО") куда глаза глядят, но желательно подальше. Убежала и я. И все мои школьные приятели. А вот Летов решил остаться.